Маленькая Ксюша рыдала.
Она никак не могла заснуть.
Может перевозбудилась, может испугалась, а может.. Да неважно на самом деле.
Важно, что я теперь могу сердцем быть с ней. Сопереживать и принимать. Быть рядом, успокаивать, приговаривать.
И с грустью чувствовать колоссальную разницу.

Разницу с тем, что когда-то, в таком же возрасте с Софийкой, мне было плохо. Каждый раз.
Я в моменты таких рыданий покрывалась чувством вины, не могла себя взять в руки, не знала как успокоить.
Внутри перебирала возможные варианты того, что я сделала или не сделала. Учла или не учла. Напряжение внутри зашкаливало от того, что это все дело моих рук. Если она плачет, значит я что-то не так делаю.

Я стремилась все контролировать и совершено не принимала дочкины эмоции, не рассматривала даже такой возможности, что это дочка просто отзеркаливает мне мое напряжение.
Софийка уже могла забыть и отойти, а я все ощущала себя худшей матерью. И каждый раз оберегала, боялась, стараясь обойти эти эмоции.

В итоге, я не очень помогала Софийке, я тряслась сама в своих переживаниях.
И в те моменты я была сама, как маленькая девочка. Хотелось плакать, кричать, винить кого-то и жалеть себя и дочку, что ей досталась такая мать, что я не справляюсь.

Но никто не мог помочь. Кроме меня самой.
Долгая, бесконечная работа над собой.
Очищение от обид, исцеление моей внутренней девочки, духовное развитие, нахождение внутренней опоры - все это было необходимо.
Мой внутренний стержень вырос и помог обрести мне уверенность.
Помогает оставаться в взрослой позиции.
Помогает быть зрелой и не скатываться в эмоции. И давать защиту и поддержку маленькому человеку.

И теперь у меня есть силы, чтобы оставаться во взрослой позиции. Принимать их, и любые негативные эмоции, сопереживать.
Made on
Tilda