Накрывает от истерик детей
«Она меня вообще не слышит! Все делает назло. Я не понимаю, как найти подход к ней, сама постоянно на взводе от этого» - у Марины был крик души! Она всхлипнула и продолжила:

«Алиса была такая долгожданная дочка. Была уверена, что у меня с ней всегда будет только взаимопонимания! А потом, когда ей было около 2, у нее начались первые истерики. Меня стало накрывать, но я старалась терпеть, объяснять, я ж осознанная мать, знаю, что кричать нельзя. После 3 лет истерики, приказы, нытье от дочки достигли своего предела и я начала кричать на нее, срываться» - в голосе послышалась вина и настоящее горе.
Я попросила рассказать несколько ситуаций дословно, как и что происходит, что чувствует сама Марина. Расспросила про детство и воспоминания.
Потом, вошла в роль ее ребенка и разыграла несколько ситуаций, чтобы всколыхнуть Маринины чувства.

«А теперь представь, тебе 4 года. Тебя только что отругали. Ты сжимаешь губы, чтобы не заплакать, а внутри тебе очень больно. Ты не понимаешь за что, тебе ничего не обьяснили, сказали только, что пока не изменишь поведение, не будут любить. А ты не понимаешь, тебе казалось, что ты все делала правильно.
И только потом, наедине с собой, ты плачешь от обиды и от того, что тебе так хотелось прям кричать, чтобы мама тебя защитила, услышала!»
Марина рыдала в этот момент навзрыд: «Откуда вы знаете это?» Так было да, много раз, И рассказала несколько ситуаций.

«Что ты тогда чувствовала? Что хотела получить от мамы?»

«Мне было очень плохо. Я молчала, боялась расстроить ее, поэтому терпела, подавляла свои желания, никогда ничего не просила. Но часто хотелось кричать, чтобы она меня услышала, увидела, поняла, поговорила, объяснила, что делать, что она хочет. Я ведь не понимала! Она просто говорила: «Разве так можно себя вести! Ты плохо себя ведешь! Ты не слушаешься, ты меня обидела! У тебя руки дырявые! Ты бестолочь!» А я даже не понимала, что я делала не так, что от меня хотят. И я старалась, она все кричала и требовала и все было не так. А так хотелось броситься к ней в объятия, почувствовать тепло и защиту. Почувствовать себя нужной и понятой.»
И Марина совсем расплакалась.
Я попросила ее сказать той маленькой Марине то, что ей самой хотелось услышать.
«Девочка моя, ты расстроилась и тебе страшно, что сейчас мама будет ругать. Ты прям сжалась вся, в ожидании хлестких слов. Я помню, как это. Но ты не при чем. Просто мама устала и по-другому не умеет. Она любит тебя. И я тебя люблю и больше не брошу, всегда защищу и услышу.»

Марина наконец улыбнулась.
Давай вспомним последнюю ситуацию с дочкой. Давай попробуем понять ее и сказать то, что она хотела бы услышать.
Марина теперь знала, произнесла и почувствовала уверенность в себе.
Через несколько недель она позвонила и сказала, что отношения с ребёнком изменились сильно. Она стала понимать дочку. А если не понимает, всегда вспоминает свою внутреннюю девочку, сопереживает ей, ставить себя на место девочки и становится легче.

С рождением детей все наши травмы активируются, как бы нам не хотелось. Мы можем их долго подавлять, не замечать, избегать эмоций и болезненных воспоминаний. Но когда иссякнут все ресурсы, больше не останется сил их сдерживать. И это не про то, что родители что-то не дали, не полюбили. А про то, что есть детская подавленная боль внутри, эмоции, чувства запрещенные. И они сидят внутри и мешают расслабленно и счастливо жить.
Made on
Tilda