За вчерашний пост меня обвинили в холенности, изнеженности, эгоизме и вообще: «Совсем офигела такое рекомендовать - вещи выбрасывать и придумала тоже - кастрюлю не мыть, когда голова болит! Это всего лишь голова, надо про других думать!»

ВЫ знаете, я была когда-то так же категорична . Но жизнь мне помогла пересмотреть свое отношение.
И получилось это не самой легкой ценой.
Сейчас расскажу, что я имею ввиду.

У Софийки мать была - «Все смогу и все сама».
У Ксении - расслабленная, берегущая себя и свое здоровье, мать которая ценит себя и свой труд.

С Софийкой я тягала тяжелые пакеты из магазина, ограждала мужа от быта.
Была воспитана, что муж - это Бог, а женщина, так, придаток к нему, поэтому мужа надо холить и лелеять, а я уж как получится. Он не оставался с Софи. Перед Гришиным приходом была идеальная чистота и ужин. Завтрак тоже, ссобойки собраны, о том, чтобы поспать нормально - даже и не было речи. Сказать или подумать, что я устала, болит голова - тем более!
Гриша не понимал, что такое быть с малышом. Поэтому часто говорил, что я мало работаю и зарабатываю, не занимаюсь продвижением хобби и вообще: «Как можно уставать дома»

Я никогда не жаловалась, ничего не просила, ходила в отвратных шмотках и боялась на себя потратить и время и деньги и испытывала дикое чувство вины, если все таки что-то просила.
Я всегда была в хорошем настроении и несла с гордостью «радость материнства», терпеть не могла мамок-нытиков, презирала тех, кто говорил, что устает и жаловался на неуспевание.

А если мне попадалась такая вот статья про любовь к себе, про то, что надо не жалеть денег на себя, отдыхать, говорить о своих чувствах - она вызвала огромный гнев и негодование! Я рвала и метала и рассказывала, чтобы инфантильные барышни взяли себя в руки.

С Ксюшей я досыпаю по утрам. Через месяц после родов вернулась в спорт. Гриша заказывает мне иногда клинера, помогает с закупкой продуктов, собирает сам ссобойки, гладит рубашки и т.д. И это не говоря уже о постоянных подарках, цветах, семейных походах в рестораны, прогулках в его выходной и т.д. Он очень рад меня делать счастливой и постоянно об этом говорит.
Почему все изменилось?
Между Софией и Ксюшей были замершая беременность, осложнения после нее, потеря себя, эмоциональное выгорание, депрессия.
Я себя не узнавала!
Это я? Я в апатии? Та, которая кричала и говорила, что я сильная деревенская женщина и могу все и должна нести все с радостью!
Ох, как я тогда сломалась. Не столько сама потеря малыша. Скорее разрушение того, во что верила. И отрицание необходимости женской слабости, заботы о себе.
За это время я много чего переосмыслила.
У меня по прежнему чистота и порядок, ухоженные дети, долюбленный муж, уют дома. Но достигается это по-другому, не в ущерб себе.
✨Если я сама себя не берегу и не забочусь о себе, как Гриша поймет, что я нуждаюсь в этом?
✨Если я сама принижаю свой труд и здоровье, забиваю на свои интересы, испытываю чувство вины, не прошу Гришу о помощи, то с чего он начет заботиться обо мне?
✨Если я его ограждаю и оберегаю от быта и детей - откуда он может знать, что это тяжело?
Made on
Tilda